Экспонат ноября - Лазиво

Совсем недавно в музей народного быта «Дом Семена ложкаря» был передан в дар

экспонат 19 века. 

В экспозиции «Двор» он представлен, как приспособление (плеть с седелкой), применяемое в бортничестве.

В старину это самодельное изделие называли плеть или лазиво.

Необходимая несложная техника могла быть без труда подготовлена самим крестьянином из подручного материала. Сведений же о пчелах у него было достаточно, чтобы понять и усвоить приемы работы бортника.

Бортник имел право нарезать себе лыка и свить из него л?зиво или л?зиво,  так называли плетеницу, бортницкую плеть — верёвку, с помощью которой залезали на высокие деревья для добычи мёда из бортей. Концы лазива попеременно захлёстывались вокруг ствола, образуя петли-стремена, с помощью которых бортник поднимался по стволу дерева.

В словаре  В.И. Даля дано следующее описание и способ применения:

 « плеть, лезиво, лазево, стремянки у бортников: снаряд для лазанья по бортям: плетеная (плоская и мягкая), с одного конца и витая (круглая) с другого, веревка в 16 саженей; плетежок идет в два хвоста и привязан к седелке, креслам или креслу; в развилье плети ввязан деревянный крюк; другая, простая веревка в 1.5 сажени, лежея?, сложена вдвое и сплетена перемьяками, образуя ряд глухих очков, петел, а в концы ее ввязана дужка или собачка, с желобком по хребту для веревки. Бортник опоясывает и себя и дерево плетью, делая из нее же стремянки для ступни, подымая ее особым приемом по голомени, и лезет как по стремянкам; затем опоясывает лежни над бортью, задевает крюк за собачку и сидит спокойно на кресле; кончив дело, он снимает крюк, спускается тем же способом, раздергивает с земли за бечевку лежею, и она падает. Лазят и проще: опоясывая себя и голомя, в два обмота, подымаясь на подвязных  ступнях  на железных когтях».

Бортничество — промысел по сбору меда из бортей, служивших жильем для роев диких пчел. Борть — дерево с естественным или искусственно подготовленным дуплом для пчелиного роя. В излюбленных пчелами лесах осваивались бортные деревья, подготовлялись новые борти; так возникали бортные ухожаи, дававшие их владельцам мед и воск. Мед был ценнейшим продуктом питания, как в натуральном виде, так и в несколько обработанном или переработанном в напиток виде. Мед и воск занимали важное место, как товар во внешней и внутренней торговле.

Бортные угодья, "ухожаи" встречались, прежде всего, в местах богатых лесами: Поволжье, Рязанской, Вятской и Пермской землях. Наметившаяся еще в XVI в. тенденция к снижению занятия населения бортничеством в центральных и западных областях России (Московский край, Замосковье, Новгородская земля), получает дальнейшее развитие в XVII в. В этот период главные районы бортничества окончательно перемещаются на восток (Поволжье, Закамье). Особенно широкое развитие получает бортничество в Нижегородском крае. Места эти были издавна богаты медом: "... в Нижегородской области, особенно у мордвы в лесах, мед обильно сочится из утроб сосен, - писал Я. Рейтенфельс, - а медведи, привлекаемые сладостью, лезут для добычи вкусной еды на дерево, невзирая на укусы пчел и страх перед человеком" 

 Бортники, русские и мордовские крестьяне, бравшие бортные ухожаи в оброчное держание, обязаны были к Семенову дню (1 сентября) платить "медвяный" оброк, размеры которого колебались от нескольких алтын до трех рублей, и, кроме того, должны были "пчел разводить вновь и заботиться о новоделье, на перевод не пустошить пчел, в чужие бортные участки не ходить, лесу строевого не ронять, сторонних людей в лес не пускать". Основная масса бортных ухожаев была захвачена крупными землевладельцами всех категорий. Особенно много бортных лесов в Нижегородском и Арзамасском уездах, принадлежавших ранее мордве, было захвачено боярином Б. И. Морозовым. Бортничество приносило немалый доход хозяйству Б. И. Морозова . По данным описных книг 1667 г., в пяти уездах (Нижегородском, Арзамасском, Темниковском, Курмышском и Алаторском) вдове Б. И. Морозова принадлежало 66 бортных ухожаев. Размеры бортных участков были значительными. Так, в Нижегородском уезде к селу Новое Покровское было приписано 3 бортных ухожая: "... до речки до Умайки  Елизаровской ухожей, вдоль 7 верст, а поперег до реки Ватмы 10 верст; да... Пичаровский ухожей по Крутов враг, поперег 3 версты, а вдоль 10 верст; Вадовирской ухожей, вдоль 15 верст, поперег с головы 10 верст, а на другом конце 4 версты... ". У соседней деревни Стрелки было два бортных угодья, каждый размером 30 на 10 верст. С названных 5 участков крепостные крестьяне, русские и мордва, должны были платить в боярскую казну "медвяный" оброк - 21 пуд и 2 гривенки в год. Годовой оброк бортников всего Нижегородского уезда составлял 45 пудов 22 гривенки. 

Но были бортные леса, остававшиеся и во владении крестьян, в пользовании окрестного земледельческого населения. В отношении территории Северо-Восточной Руси об этом рассказывают случайно уцелевшие судные дела крестьян с монастырями, с митрополитом о праве владения такими бортными лесами. Из них мы узнаем о том, что в прошлом, когда бортные леса не были еще закреплены за определенными феодалами, сельские волостные люди свободно пользовались ими; для закрепления за собой борти — дерева, растущего в бортном лесу, — было достаточно факта пользования бортью, т. е. установления своего «знамени» на борти. Несколько таких дел дошло по Нижегородскому уезду (тяжбы с монастырями волостных крестьян, земледельцев мордвы и бортников).  Совершенная случайность, что такие документы сохранились только по небольшому числу уездов. Но и их достаточно, чтобы знать, что рядом с бортными промыслами землевладельцев бортничеством занимались и крестьяне. Оно велось в каждом отдельном случае в малом масштабе, но являлось хорошим подсобным занятием для земледельца-крестьянина.

 

 


Поделиться: